Ольга Седакова

 Горная колыбельная    Горная колыбельная © 2003 Сергей Швец

 В ореховых зарослях много пустых колыбелей.
 Умершие стали детьми и хотят, чтобы с ними сидели,
 чтоб их укачали, и страх отогнали, и песню допели:
 — о сердце мое, тебе равных не будет, усни.

 И ночь надо мной, и так надо мною скучает,
 что падает ключ, и деревья ему отвечают,
 и выше растут и, встречаясь с другими ключами...
 — о сердце мое, тебе равных не будет, усни.

 Когда бы вы спали, вы к нам бы глядели в окошко.
 Для вас на столе прошлогодняя сохнет лепешка.
 Другого не будет. Другое — уступка, оплошка,
 — о сердце мое, тебе равных не будет, усни.

 Там старый старик и он вас поминает: в поклоне,
 как будто его поднимают на узкой ладони.
 Он знает, что Бог его слышит, но хлеба не тронет,
 и он поднимает ладони и просит: возьми! —

 усни, мое сердце: все камни, и травы, и руки,
 их, видно, вдова начала и упала на землю разлуки,
 и плач продолжался как ключ, и ответные звуки
 орешник с земли поднимали и стали одни...

 о, жить — это больно. Но мы поднялись и глядели
 в орешник у дома, где столько пустых колыбелей.
 Другие не смели, но мы до конца дотерпели,
 — о сердце мое, тебе равных не будет, усни.

 И вот я стою и деревья на мне как рубаха.
 Я в окна гляжу и держу на ладонях без страха
 легчайшую горсть никому не обидного праха.
 О сердце мое, тебе равных не будет, усни.